ЛОГО

Социальные отношения и интересы.

Документ о политике СССР и его союзников в Африке, подготовленный Государственным департаментом США. Январь 1959 г.

Опубликовано: 22.02.2019

Кто не мечтает в жаркий летний день окунуться в прохладную воду? Бассейн на загородном участке предоставит такую возможность в любой момент. Строительство постоянной конструкции, с учетом перепадов температур и атмосферных осадков, обойдется в круглую сумму. Надувные же не могут обеспечить той свободы движений, которой хотелось бы обладать, подробнее тут мы обслуживали бассейн у http://montelgroup.me/sr/. Компромиссным решением является  каркасное обустройство. В данной статье мы расскажем как сделать такую конструкцию на даче, а также покажем фотографии таких бассейнов.


Подлинная История Русской Революции / The Russian Revolution. 1 серия. Документальная Драма

Конструкция может быть возведена как при помощи металлической основы, так и деревянной.

Расчищаем и выравниваем площадку

Для бассейна с каркасом потребуется ровная поверхность. Если таковой нет, придется создать ее самостоятельно. Предварительно рассчитав ее площадь, нужно подготовить место для возведения конструкции: выровнять поверхность выбранного места, утрамбовать грунт и сверху насыпать слой песка в 5-7 см.


فيلم السادات الممنوع من العرض بسبب كثرة أخطائه - كامل و مترجم - Sadat 1983

Это конструкция, в состав которой входят стальные или деревянные элементы, выполняющие роль стен; прочная пленка, являющаяся в некоторых случаях либо дном, либо дном и стенами. Таким конструкциям необходим тент, предотвращающий внешнее загрязнение воды, а также система очистки и фильтрации воды.

Требуемые строительные материалы и инструменты:

Документ о политике СССР и его союзников в Африке, подготовленный Государственным департаментом США.

Январь 1959 г.

Для служебного пользования

КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ПРОНИКНОВЕНИЕ В АФРИКУ

I. Прелюдия к советскому вмешательству в Африке

Подход СССР к Африке изменился вскоре после смерти Сталина. Конечно, и раньше часто говорили и публиковали материалы об успехах «национального освобождения» в Африке. Используя пропаганду и агентов из коммунистических партий метрополий (на большей части территории Африки нет коммунистических партий), СССР всегда надеялся, что ему удастся стимулировать национальные движения и установить контроль над ними, особенно в районах, где расположены важные западные военные базы. Однако негибкое применение сталинской тактики не приносило существенных успехов, прежде всего, потому, что она исходила из применения общих положений марксистско-ленинской теории, а не из знания и понимания ситуации в самой Африке. В период между окончанием Второй мировой войны и смертью Сталина в СССР была опубликована всего одна книга об Африке *.  Даже советский рецензент считал, что «автор очень поспешно решает многие серьезные вопросы, требующие глубокого научного изучения, <...> порой обнаруживает некоторую неосведомленность в исторических фактах» **.  В 1955 г. «Вестник Академии наук СССР» признал, что изучение Африки является «отстающей дисциплиной советской науки». В 1951 г. Советский Союз закрыл свое консульство в Алжире, отчасти в качестве ответной меры на введенные Францией ограничения на его деятельность. Не желая, чтобы СССР связывали с колониальным режимом в лице Испании Франко, Советский Союз не прислал делегата для работы в Международном контрольном комитете консулов, где ему было выделено место. Комитет управлял Танжером, пока город был международной зоной с особым режимом. До 1956 г. не предпринималось серьезных усилий установить дипломатические отношения с Ливией.

Главным образом из-за догматизма СССР на время упустил возможность обратить в свою пользу ход событий в Африке. Сталин видел мир разделенным на два лагеря — «социалистический» и «империалистический» — и поэтому рассматривал даже нейтрально настроенных лидеров как «империалистических пособников», а независимые страны считал «полуколониальными», пока они оставались экономически привязанными к Западу. Отсюда поиск пролетарских союзников в Африке, где только на некоторых территориях начался процесс становления сознающего свои интересы рабочего класса, и соответственно пренебрежительное отношение или, по крайней мере, плохо скрытая подозрительность к интеллигенции и среднему классу, которые возглавили национальные движения в Африке. Сознавая свою слабость, коммунисты, тем не менее, стремились объединиться с националистами в единый фронт. Установление долгосрочных контактов с заинтересованными политиками оказалось сложным делом для международного коммунистического движения.

Сложности при контактах с африканцами испытывал не только СССР, но и все европейцы. Очень немногие колониальные чиновники приняли огромные перемены, которые произошли в Африке после Второй мировой войны или оказались готовыми к ним. Они также оказались не в состоянии понять перемены, произошедшие во многих африканских обществах или наладить взаимодействие с лидерами новой волны. Перед Второй мировой войной влиятельных национальных движений было мало, и колониальные администрации были достаточно сильны чтобы нейтрализовать любые советские усилия проникнуть в Африку. Став влиятельной силой, лидеры национальных движений заняли четкую позицию неприятия политической зависимости от любой части современного Запада, включая СССР. По мере того как националисты устанавливали свой контроль над массовыми движениями, они все меньше нуждались в поддержке немногочисленных коммунистов.

После смерти Сталина СССР начал признавать истинную ценность огромных территорий Азии и Африки, не входящих в блоки. Он поставил задачу оказывать идеологическое влияние на социальные группы, появившиеся в этих территориях в ходе социальной трансформации, группы, которые он прежде не мог рассчитывать поставить под свой контроль. СССР начал использовать обычную практику дипломатических отношений, торговли, экономической помощи и культурных контактов для того чтобы убедить африканцев, что СССР является их могучим, пользующимся авторитетом и симпатиями другом. Это дало мощный толчок развитию научных исследований по Африке, преподаванию соответствующих дисциплин в странах советского блока. Была пересмотрена теория относительно роли «национальной буржуазии» в полузависимых и колониальных территориях. Появились утверждения, созвучные тем, что делались, например, в начале 1920-х годов, ч то эта буржуазия по-прежнему может играть позитивную или прогрессивную роль, выступая против иностранного империализма и местного феодализма.

Эта переоценка имела чрезвычайно важные практические последствия. Она обеспечила логическое обоснование советской поддержке таких государств, как Египет, которые подавляли коммунистические движения. Она также позволила местным коммунистам с одобрения Москвы демонстрировать поддержку «национально-буржуазным» правительствам или движениям. <...>

Возможно, что советская сторона вполне искренне оправдывает нынешнюю советскую помощь некоммунистическим странам Востока и Африки, тем, что, в конечном счете, она пойдет на пользу делу коммунизма. Это также обеспечивает эффективное обоснование современной прагматичной политики СССР как одной из ведущих мировых держав, которая, как и другие державы, распространяет свое влияние посредством таких традиционных методов как торговля, предоставление займов и технической помощи отсталым странам.

Население Африки составляет 200 млн чел., на ее территории, которая в четыре раза больше Соединенных Штатов, находятся запасы многих видов стратегически важного сырья. Фундаментальные социальные и политические перемены происходят на континенте нарастающими темпами. Десять лет назад только три африканских государства были независимыми, и не одно из них не было типичным для большинства ныне независимых или приближающихся к независимости государств. Одним (Южно-Африканским Союзом) управляли европейцы, другим (Эфиопией) — христианский император и третьим (Либерией) — потомки американских рабов. Сегодня 15% африканцев имеют собственные правительства. Вполне вероятно, что до конца следующего десятилетия две трети африканцев будут жить в независимых странах, управляемых национальными правительствами. Всем им предстоит испытать серьезные трудности на пути достижения национального единства, экономического развития, социальной и политической стабильности. Многим из них понадобится существенная иностранная экономическая и техническая помощь. Отказавшись от прямого контроля со стороны Запада, они будут искать новых партнеров или по крайней мере стремиться построить отношения на новой основе.

II. Действия Советского Союза в последнее время

Советский блок до сих пор не преуспел в установлении дипломатических отношений со всеми независимыми африканскими странами. Его дипломатические миссии есть в Эфиопии, Ливии, Марокко и Судане, он достиг принципиальной договоренности об обмене послами с Ганой, его консульства есть в Южно-Африканском Союзе и Бельгийском Конго. Страны блока одними из первых признали Гвинею.

Блок имеет торговые соглашения с Эфиопией, Марокко и Суданом, ему удалось провести переговоры о заключении торговых соглашений со странами, с которыми у него нет дипломатических отношений (Тунис и Гвинея) и принять участие в торговых выставках, проводившихся в этих странах. Восточная Германия и Чехословакия послали делегации в Гвинею для ведения переговоров о заключении торговых соглашений и соглашений о культурном сотрудничестве задолго до того, как Запад проявил активный интерес к этим вопросам. Делегации из коммунистического Китая посетили ряд африканских стран в 1958 г. и провели успешные переговоры о заключении торговых соглашений и коммерческих сделок. Марокко и Судан признали Коммунистический Китай, но еще не достигнуты соглашения об учреждении китайских миссий в Рабате и Хартуме. Гана утверждает, что получила признание коммунистического Китая в наследство от Соединенного Королевства после обретения независимости, но до настоящего времени обмен дипломатическими представителями не осуществлен. Коммунистический Китай (но не СССР) признал «Временное правительство» Алжира, и три его министра недавно посетили Пекин.

Займы, безвозмездная финансовая помощь и техническая помощь, которые являются важным элементом политики Блока в отношении ряда отсталых неафриканских стран, пока еще не играют заметной роли в африканской политике. Предложения об оказании относительно скромной экономической помощи были приняты Суданом, Ливией и Эфиопией.

Торговля стран Блока с Африкой, в целом оставаясь небольшой, в последние годы значительно увеличилась. Между 1954 и 1956 гг. объем торговли вырос на 17%, а за один 1957 г. — больше чем на 55% в основном за счет крупных закупок шерсти в Южно-Африканском Союзе и какао в Гане. Африканский импорт из стран Блока растет стабильно, но экспорт неустойчив, поскольку СССР совершает крупные, но нерегулярные закупки. Несмотря на быстрый рост ни у одной страны (кроме Египта) торговля со странами блока не превышает 5% внешнеторгового оборота.

Межличностные контакты играли ведущую роль в отношениях стран Блока с Африкой, и, похоже, их масштабы существенно возросли. Растущее число африканцев посетили или собираются посетить страны Блока, иногда за счет правительства приглашающей стороны. Среди них эфиопская футбольная команда, министр сельского хозяйства Либерии, марокканские профсоюзные деятели, ганская миссия доброй воли. Ведущий советский африканист профессор И. И. Потехин проводил научные исследования в Университетском колледже Ганы в 1957 г. Среди интересовавших его тем была роль Юнайтед Африка Компани, ведущей европейской торговой компании в Западной Африке. Группа советских специалистов участвовала в конференции но проблемам образования в Тунисе в октябре 1957 г., делегации стран блока присутствовали на Конференции народов Африки в Аккре и на каирской афро-азиатской экономической конференции в декабре 1958 г.

Важной мишенью африканской политики стран Блока в области культуры являются студенты и интеллектуалы. Университеты стран, находящихся в орбите советского влияния, свободно предлагают стипендии и бесплатное обучение африканским студентам. Это делается напрямую или через соответствующие организации, такие как контролируемый коммунистами Международный союз студентов. Эффективно используются связи коммунистов с африканскими студентами, обучающимися в Соединенном Королевстве (их около 5-7 тыс.) и особенно во Франции (около 6 тыс.). Примерно 450-500 африканцев из 10 государств и территорий участвовали во Всемирном фестивале молодежи и студентов, который проходил в Москве в июле-августе 1957 г. Самыми многочисленными были делегации Туниса (170 человек), Судана (140 человек), Марокко (50 человек). Среди африканцев были также представители Камеруна, Эфиопии, Французской Западной Африки, Ганы, бельгийского Конго и Французской Экваториальной Африки. Многие из этих делегатов были студентами европейских университетов, в основном французских и британских. Через некоторое время несколько африканцев приняли участие в Ташкентской конференции писателей стран Азии и Африки в октябре 1958 г.

Не будучи связанными с колониальными державами, Советский Союз и его союзники могут открыто и последовательно отстаивать интересы борцов против колониализма на международной арене, особенно в ООН и через Организацию солидарности стран Азии и Африки со штаб-квартирой в Каире. Особое внимание уделяется профсоюзным кругам, с которыми устанавливаются прямые связи или посредством Всемирной федерации профсоюзов. В глазах африканцев, стремящихся к независимости, Советский Союз все больше приобретает репутацию ведущей антиколониальной державы или, по крайней мере, наиболее сильного раздражителя для Запада, который вынудит его поддерживать Африку политически и экономически.

III. Политическая восприимчивость и экономическая уязвимость африканцев

Восприимчивость африканских государств к экономическим инициативам советского блока во многом объясняется их неспособностью самостоятельно улучшить социальное и экономическое положение населения, численность которого быстро растет. Темпы прироста населения в некоторых странах, например, в Марокко и Тунисе настолько высоки, что сохранить даже существующий уровень жизни очень проблематично. Получив доступ к образованию, и повседневно сталкиваясь с проявлениями материальных достижений Запада, африканцы стали проявлять недовольство тяжелыми условиями своей жизни. Показательный пример ускоренной индустриализации СССР и ряда других стран убедил их, что быстрый материальный прогресс возможен даже в районах, которые изначально были далеко позади Запада. Система управления и организация экономики в СССР и коммунистическом Китае рассматриваются некоторыми наиболее радикальными элементами как полезные и достойные подражания примеры.

Лидеры практически всех африканских стран, которые недавно стали независимыми, обеспокоены зависимостью их стран от внешних источников помощи, и они сомневаются, стоит ли идти на уступки бывшим колониальным хозяевам ради получения такой помощи. <...>

Среди части независимых стран Африки растет убеждение, что развитие связей с государствами советского блока может принести африканцам тактические выгоды. Идеологически большинство африканских руководителей не являются убежденными сторонниками демократических принципов и полностью не отвергают коммунистическую доктрину. «Холодная война» кажется им чем-то далеким, почти академической категорией по сравнению с проблемами, с которыми они сталкиваются в своих странах. Некоторые лидеры молодых африканских государств рассматривают конфликт между Советским Союзом и Западом как борьбу между великими державами, в которой африканские страны из-за своей слабости могут стать на ту или иную сторону только ценой утраты недавно обретенной независимости. В этих условиях они склонны полагать, что наиболее выигрышной тактикой будет лавирование между двумя блоками в расчете на благосклонность обеих сторон. Вырисовывается новый подход африканцев к заманчивым предложениям от советского блока, когда они стремятся получить экономическую помощь и от Востока и от Запада. Некоторые африканские государства даже сами становятся инициаторами налаживания сотрудничества с советским блоком, а не являются пассивными получателями его помощи. Они идут на это, памятуя об опыте Египта и других стран, который доказал, что, сотрудничая с советским блоком, можно не стать объектом подрывной деятельности.

Помимо СССР, есть и другие государства, благодаря которым африканцы становятся более восприимчивыми к советским инициативам. Нейтральные государства, особенно Египет, стремятся убедить африканские государства примкнуть к нейтралистскому лагерю. Для многих африканцев нейтрализм применительно к конкретным реалиям это избавление от нынешней зависимости от Запада посредством привлечения политической и экономической поддержки СССР и отказ от размещения военных баз Запада на своей территории. Египет прилагает наиболее активные дипломатические и пропагандистские усилия для распространения такого нейтрализма в Африке, доказывая полезность использования СССР как альтернативного источника материальной помощи и политической поддержки для ликвидации нынешних прерогатив Запада в регионе. Эти усилия тесно связаны с линией Египта на расширение своего влияния в Африке, прежде всего, в Ливии, Судане, Эфиопии и Сомали.

В африканском обществе авторитарный социализм находит больше симпатий и понимания, чем демократические процессы. Большинство африканцев по-прежнему являются сельскими жителями, которые живут в основном за счет натурального хозяйства и получают социальное обеспечение в традиционных системах, где принцип «делись» преобладает над принципом «приобретай». Колониальные власти пытались организовать социальные услуги, которые прежде можно было получить в институтах традиционных политических систем. Однако во главу угла обычно ставился принцип, что власть является источником социальных благ, будь то властные структуры кровнородственной группы, племени или колониальной администрации.

Африканские интеллектуалы, обучающиеся в Соединенном Королевстве и Франции, подвержены воздействию социалистической доктрины, их привлекают социалистические способы решения проблем модернизации Африки. Многим африканским студентам придется посетить страны советского блока в рамках той или иной программы. Можно ожидать, что по возвращению в Африку они поделятся своими положительными впечатлениями об успехах, достигнутых при советской системе, и даже, может быть, займутся разъяснением коммунистических доктрин. Среди африканского студенчества растет убеждение, что Африка не может себе позволить «стать на ту или иную сторону», но должна «выбрать для Африки лучшее, что есть в двух системах». Авторитарная модель будет оставаться очень привлекательной для африканских интеллектуалов, поскольку она преуспела в ликвидации культурной отсталости и этнических различий, обеспечила ускоренную индустриализацию.

С другой стороны, в настоящее время в Африке относительно мало коммунистов, и масштаб массового восприятия коммунистической идеологии значительно меньше, чем рост антиколониальных настроений. Советы столкнутся с теми же трудностями, которые испытывает Запад, вырабатывая уважительное отношение к менталитету африканцев и правильное понимание проблем, с которыми сталкиваются африканские лидеры. Распространение коммунистической идеологии будет по-прежнему сдерживаться активными усилиями правительств почти всех африканских стран, которые не заинтересованы в чрезмерном усилении влиянии прокоммунистических сил, и традиционно подозрительно относятся к любому движению, которое инспирировано или контролируется европейцами.

Основная борьба внутри Африки за политическое доминирование разгорится между авторитарно настроенными группами сторонников модернизации и традиционалистами. Поскольку компромисс между ними вряд ли возможен, политическая нестабильность, очевидно, станет постоянным, хроническим явлением. Поскольку разновидностей теорий модернизации, включая социалистические, много, необязательна прямая связь между растущим влиянием социалистически ориентированных групп в Африке и просоветской ориентацией во внешней политике. СССР, несомненно, попытается обратить себе на пользу нарастающую борьбу с колониальными режимами за национальное освобождение, противоречия между черными африканцами и белыми поселенцами, между сторонниками модернизации и традиционалистами. В Южно-Африканском Союзе, например, появляется все больше признаков, указывающих на сотрудничество белых коммунистов с лидерами наиболее влиятельных движений африканцев, цветных и индийцев.

<...>

Публ. по: История Африки в документах, 1870-2000. В грех томах. Под общей редакцией Аполлона Давидсона. Том 2. 1919-1960. Редактор Сергей Мазов. М., 2007. С. 514-522.

Цитируется по изд.: Черная Африка: прошлое и настоящее. Учебное пособие по Новой и Новейшей истории Тропической и Южной Африки / под. ред. А.С. Балезина, С.В. Мазова, И.И. Филатовой. – М., 2016, с. 532-540.

Примечания

* Датлин С. Африка под гнетом империализма. М., 1951.

**  Орлова А., Датлин С. Африка под гнетом империализма // Советская этно-графия. 1952. №3. С. 250.

 

banner 240x200px

Популярное