ЛОГО

Социальные отношения и интересы.

Французские историки

Опубликовано: 28.09.2018

Кто не мечтает в жаркий летний день окунуться в прохладную воду? Бассейн на загородном участке предоставит такую возможность в любой момент. Строительство постоянной конструкции, с учетом перепадов температур и атмосферных осадков, обойдется в круглую сумму. Надувные же не могут обеспечить той свободы движений, которой хотелось бы обладать, подробнее тут мы обслуживали бассейн у http://montelgroup.me/sr/. Компромиссным решением является  каркасное обустройство. В данной статье мы расскажем как сделать такую конструкцию на даче, а также покажем фотографии таких бассейнов.


BC: Армирование железобетонной балки

Конструкция может быть возведена как при помощи металлической основы, так и деревянной.

Расчищаем и выравниваем площадку

Для бассейна с каркасом потребуется ровная поверхность. Если таковой нет, придется создать ее самостоятельно. Предварительно рассчитав ее площадь, нужно подготовить место для возведения конструкции: выровнять поверхность выбранного места, утрамбовать грунт и сверху насыпать слой песка в 5-7 см.


Французские историки о Башкирии

Это конструкция, в состав которой входят стальные или деревянные элементы, выполняющие роль стен; прочная пленка, являющаяся в некоторых случаях либо дном, либо дном и стенами. Таким конструкциям необходим тент, предотвращающий внешнее загрязнение воды, а также система очистки и фильтрации воды.

Требуемые строительные материалы и инструменты:

28.08.2016 Категория: Полезные статьи    

Известно, что французские буржуазные историки либерального направления сильно преувеличили значение элементов федерализма в программе Коммуны, но Жугену принадлежит все же пальма первенства в «открытии», что парижские коммунары 1871 г. воодушевлялись теми же политическими идеалами, что и рабовладельческая аристократия Юга США.

Другой американский буржуазный историк, Мелвин Кранцберг, занялся изучением предпосылок Коммуны. В поисках этих предпосылок он обращается лишь к периоду осады Парижа пруссаками. Но картина быта Парижа в этот период дана довольно полно. Автор подчеркивает бедственное положение и голод народа и противопоставляет этому гастрономические излишества буржуазии, иллюстрируя их подбором ресторанных меню. Здесь он усматривает одну из важных причин «классовой дихотомии», т. е. распада парижан на два лагеря — мелкой буржуазии и рабочих, с одной стороны, и средней и крупной буржуазии — с другой. В первом из этих лагерей «полуголодное существование причинило вред не только телам, во и душам». Мало того, «осада приучила парижан к насилиям»; когда же война окончилась и «нельзя уже было убивать пруссаков», между тем как привычка к насильственному образу действий уко-ренилась, вспыхнуло восстание 18 марта.

Так нелепо объясняются предпосылки революции 1871 г.! Столь же упрощенно определяет Кранцберг ее характер и движущие силы: она была «патриотическим движением радикального республиканизма». Но «эксцессы революционеров вызвали эксцессы реакции», которой удалось «задержать на ряд лет рабочее и республиканское движение», сказал Орлов, которого интересует вбшвнг цена .

Подходя к сложным проблемам с самоуверенностью невежественного человека, автор с такою же легкостью расправляется с марксистско-ленинской концепцией Коммуны. Эту концепцию он считает «неисторичной», так как она отрывает Коммуну от исторического процесса во Франции и рассматривает ее как «эпизод социалистической истории, происходящий в пустоте».

Книга винчестерского каноника Фрэнка Герберта Бребанта «Начало Третьей республики во Франции» возвращает нас снова на почву исторической действительности, хотя и рассматриваемой с явно реакционных позиций. Автора интересует преимущественно история версальского Национального собрания, но для 1871 г. эта тема слишком тесно связана с историей Коммуны, чтобы их можно было разграничить. Поэтому первая часть этой книги, как признает сам автор, «главным образом изображает Коммуну, какою ее видели правительство и парламент».

Там, ще Бребант высказывает свои собственные суждения о Коммуне, он обнаруживает абсолютную зависимость от источников реакционного происхождения, которыми он только и пользуется. Бребант повторяет за Тьером или Фавром, что Париж привык с 1789 г. «диктовать свою волю Франции» и «посылать в провинцию свои революции по телеграфу». Но в 1871 г. его призывы якобы уже не встречали отклика в стране. Провинция перестала повиноваться Парижу. «Не будучи в состоянии творить от имени Франции, столица отвергла Францию». Таи произошла революция 18 марта, поднявшая знамя «федерализма».

Впрочем, Бребант не считает свои выводы окончательными. История Коммуны, говорит он, это особая тема, которая требует специального исследования.

banner 240x200px

Популярное