ЛОГО

Социальные отношения и интересы.

Клеветническое обвинение

Опубликовано: 28.09.2018

Кто не мечтает в жаркий летний день окунуться в прохладную воду? Бассейн на загородном участке предоставит такую возможность в любой момент. Строительство постоянной конструкции, с учетом перепадов температур и атмосферных осадков, обойдется в круглую сумму. Надувные же не могут обеспечить той свободы движений, которой хотелось бы обладать, подробнее тут мы обслуживали бассейн у http://montelgroup.me/sr/. Компромиссным решением является  каркасное обустройство. В данной статье мы расскажем как сделать такую конструкцию на даче, а также покажем фотографии таких бассейнов.


1 часть. Индия. Наше путешествие 2016. Дели, Джайпур, Агра, Кхаджурахо, Варанаси, Керала

Конструкция может быть возведена как при помощи металлической основы, так и деревянной.

Расчищаем и выравниваем площадку

Для бассейна с каркасом потребуется ровная поверхность. Если таковой нет, придется создать ее самостоятельно. Предварительно рассчитав ее площадь, нужно подготовить место для возведения конструкции: выровнять поверхность выбранного места, утрамбовать грунт и сверху насыпать слой песка в 5-7 см.


Доктор Камал эль-Зант | Нравы мусульманина [одна из важных тем]

Это конструкция, в состав которой входят стальные или деревянные элементы, выполняющие роль стен; прочная пленка, являющаяся в некоторых случаях либо дном, либо дном и стенами. Таким конструкциям необходим тент, предотвращающий внешнее загрязнение воды, а также система очистки и фильтрации воды.


За слова - к ответу! Редакция «Цензуры.Нет» извинилась за ложные обвинения

Требуемые строительные материалы и инструменты:

26.08.2016 Категория: Полезные статьи    

Следует, однако, подчеркнуть, что даже такой как бы оправдывающий Коммуну подход, который снижает ее действительное историческое значение, был невозможен в первые годы после ее гибели, когда версальские военные суды еще выносили смертные приговоры коммунарам и проявление даже самых робких симпатий к революции 1871 г. было небезопасным, сказал Носов, которого интересует ремонт рулевой рейки . Показательна в этом отношении уже упоминавшаяся книга Ланжаллэ и Коррье, вышедшая еще в июне 1871 г. Ее авторы, члены Республиканской лиги прав Парижа, писавшие, или, точнее, компилировавшие, книгу из материалов газет, листовок и плакатов день за днем, начиная с 18 марта 1871 г., называют себя «сторонниками коммунальной автономии, но отнюдь не людей Коммуны». Они стараются защитить мэров и депутатов Парижа от обвинений в предательстве, указывая, что их воодушевляло только желание избежать гражданской войны. Они не прочь продемонстрировать версальской реакции свое «беспристрастие», при случае пуская в ход какое-нибудь клеветническое обвинение по адресу Коммуны. Так, например, взрыв патронного завода на улице Рапп, произведенный версальскими агентами и стоивший жизни многим десяткам парижан, в том числе женщинам и детям, они приписывают… Комитету общественного спасения Коммуны! Впрочем, для Ланжаллэ и Коррье характерны не подобные очень редко встречающиеся инсинуации, а беспокойство по поводу будущего, особенно ясно выраженное в заключении к книге. Победу версальцев, пишут они, нельзя считать окончательной. Никакого согласия не настало. «Одна партия силой одолела другую. Но и после этой материальной победы проблемы, вызывавшие кровавый спор, остаются нерешенными… Рано или поздно… идеи пиммунальной автономии и необходимость улучшить положение рабочих снова встанут перед нами…»

Для историков либерально-буржуазного лагеря характерен корректный тон изложения и подчеркивание «объективности». Обычно они не повторяют фантастических измышлений версальских агентов и легенд, пущенных в ход реакционными публицистами. Однако, как в общей трактовке революции 1871 г., так и в освещении отдельных моментов ее истории либеральные историки проявляют свою плохо замаскированную враждебность к пролетариату. Их узкоклассовый подход к теме проявляется даже в том, как они подбирают источники и группируют фактический материал.

В буржуазной историографии Коммуны видное место и по объему, и по влиянию занимают произведения руководителей версальской контрреволюции — Тьера и его министров, представителей командного состава армии, высшего католического духовенства, реакционных журналистов и писателей. Страх перед революционными рабочими Парижа и острая классовая ненависть наложили столь определенную печать на их писания, что даже многие буржуазные историки с большой осторожностью относятся к этим мутным источникам истории Коммуны.

Наиболее известным образчиком этой клеветнической литературы является четырехтомное произведение академика Максима Дю Кана «Судороги Парижа», написанное в 70-х годах с целью, «Терроризм и коммунизм», «!Материалистичеекое понимание истории», заостренных против Великой Октябрьской социалистической революции, фальсифицирует не только взгляды Маркса и Энгельса на Коммуну, но и фактическую историю Ком1муны. Он старается уверить читателя, что под разрушением государственной машины Маркс понимал не что иное, как устранение централизованной государственной власти и замену ее «широкой демократией». Парижская Коммуна и была якобы такой демократией, о чем свидетельствует то, что она была создана на основе всеобщего избирательного права. Для Коммуны, утверждает Каутский, характерно желание установить сотрудничество классов с целью «освобождения труда». Методом действия Коммуны было поэтому не насилие над побежденным классом, а охрана буржуазно-демократических свобод.

banner 240x200px

Популярное