ЛОГО

Социальные отношения и интересы.

Мировой кризис с точки зрения античной истории

Опубликовано: 27.09.2018

Кто не мечтает в жаркий летний день окунуться в прохладную воду? Бассейн на загородном участке предоставит такую возможность в любой момент. Строительство постоянной конструкции, с учетом перепадов температур и атмосферных осадков, обойдется в круглую сумму. Надувные же не могут обеспечить той свободы движений, которой хотелось бы обладать, подробнее тут мы обслуживали бассейн у http://montelgroup.me/sr/. Компромиссным решением является  каркасное обустройство. В данной статье мы расскажем как сделать такую конструкцию на даче, а также покажем фотографии таких бассейнов.


Т.Ю. Гроздова, «Актуальные вопросы аутсорсинга», вебинар 15 октября 2015 года

Конструкция может быть возведена как при помощи металлической основы, так и деревянной.

Расчищаем и выравниваем площадку

Для бассейна с каркасом потребуется ровная поверхность. Если таковой нет, придется создать ее самостоятельно. Предварительно рассчитав ее площадь, нужно подготовить место для возведения конструкции: выровнять поверхность выбранного места, утрамбовать грунт и сверху насыпать слой песка в 5-7 см.


Разведопрос: Борис Кагарлицкий про мировую экономику

Это конструкция, в состав которой входят стальные или деревянные элементы, выполняющие роль стен; прочная пленка, являющаяся в некоторых случаях либо дном, либо дном и стенами. Таким конструкциям необходим тент, предотвращающий внешнее загрязнение воды, а также система очистки и фильтрации воды.


Кто оплачивает деградацию наших детей. Евгений Спицын

Требуемые строительные материалы и инструменты:

Сегодня, анализируя надвигающийся мировой кризис, многие формально образованные люди заявляют, что ничего подобного в истории не было. А все потому, что главный урок истории в том, что никто никаких уроков из истории не извлекает. Но мы попробуем.

Начнем с того момента, когда люди уже есть, а государства еще нет. Посмотрим, например, как жило какое-нибудь племя Мумбу-Юмбу. У них было все просто и понятно.

Совет племени, состоящий из мужчин, осуществлял прямое управление всеми делами племени.

Под мужчиной понимался и глава семейства, и воин, и охотник. Причем мужчинами не рождались – ими становились. Мальчик подрастал и говорил: «Я хочу быть мужчиной, то есть: хочу иметь семью, ходить на охоту, на войну и участвовать в совете племени». Ему отвечали, мол, нет проблем; раз в год - осенью, в полнолуние происходит обряд инициации: сначала нужно добыть огонь трением двух деревяшек, потом самому убить крокодила, кабана или что там у них водится, а завершение – очень болезненная татуировка без наркоза. Для тех, кто прошел испытания: официальная часть и банкет из упомянутого крокодила.

В результате такого образа жизни оставляли потомство и принимали решения на совете племени только носители воли и квалификации. Разумеется, для того чтобы решать, нужна полная и своевременная информация, но с этим тоже проблем не было – племя небольшое, все на виду.

Кризис возникал только у отдельных людей, стоило кому-то утратить свою волю или квалификацию – его очень скоро убивали соседи в бою или съедали крокодилы на охоте. Вдова с детьми переходила к брату или другому родственнику, и жизнь продолжалась. Каждый мужчина хотел, мог и полностью отвечал за свои поступки.

Закон «Гражданин – это носитель воли, квалификации и информации» соблюдался неукоснительно.

А потом случилась технологическая революция - люди освоили животноводство и земледелие. Пленного стало рентабельнее не убивать (и съедать), а заставить работать, потому, что он теперь мог прокормить не только себя, но и того, кто его в плен взял. Товарищ Энгельс всё это очень доступно изложил.

Наступила цивилизация.

Общество разделилось на хозяев - воинов и рабов (крепостных, пролетариев). То есть безвольные, глупые и невежественные особи получили возможность жить и размножаться.

Возникло государство, состоящее из граждан и всех остальных. Греки исходили из аксиомы: «Дети граждан будут обладать волей умом и квалификацией, ну а потомство рабов сплошь сирые и убогие.» Рабов, впрочем, за людей и не считали. Жизнь показала, каким это было заблуждением.

Замысел, вроде, неплохой: все граждане свободны, все отвечают за свои действия, законы простые и ясные, правда, весьма суровые. Позже их назвали Драконовскими, по имени царя-учителя. Тем не менее, свобода была. Ну, и случился, как бы сейчас сказали, кризис либерализма (liberalis – свободный). Большинство граждан захотело резко, но безосновательно улучшить свою жизнь, и стали они брать кредиты под залог своей земли и личной свободы. И, конечно, очень скоро оказались и без земли, и в рабстве.

Казалось бы, ну и ладно, пусть теперь работают на новоявленных землевладельцев. Вот только за морем живут весьма агрессивные персы, да и за своими рабами глаз да глаз нужен, то есть без армии - никак. А откуда взяться армии, если свободное население неуклонно перетекает в рабство.

И тут правящий класс, наконец, осознал: никакая страна без граждан не живет, и выдвинул очень толкового философа-менеджера Солона. Под его руководством греки из кризиса и вышли.

Первое решение было вполне очевидным: раз причина кризиса – либерализм, значит, надо его ограничивать. Тут же отменили право закладывать свою землю и свою свободу. Устранив причину, так же оперативно ликвидировали последствия. Землю вернули бывшим владельцам, причем без всякой компенсации кредиторам. А проданных в рабство освободили. Хотя за это пришлось платить, но у греков, как и у России, был свой стабилизационный фонд.

В общем, кризис ликвидировали, статус-кво восстановили, но задумались. Высветилась весьма печальная картина: страна в своей массе состояла не из свободных, разумных, отвечающих за свои поступки граждан, а из дураков и подлецов, причем вторые при малейшей возможности сожрут первых, а потом погибнут сами от восстания рабов или внешней интервенции. То есть, и подлецы умом не блещут и готовы рубить сук, на котором сидят.

Пришлось заняться собственно реформами, долгими и кропотливыми социальными преобразованиями. Возвращаясь к современной терминологии, можно сказать, случился левый поворот.

Конечно, правящий класс никуда не делся, и он мог бы административно-правовыми методами обуздать подлецов, заботливо оберегая остальное население от житейских невзгод, но наиболее продвинутая его (правящего класса) часть прониклась генеральной идеей: гражданами не рождаются - гражданами становятся. И, если правящий класс не займется строительством гражданского общества, эти лохи всегда будут легкой добычей для любого проходимца.

Нужно сделать так, чтобы каждый гражданин обладал волей, квалификацией и информацией. Это условие необходимое и достаточное.

По Гумилеву, так устроен молодой этнос, где подавляющее большинство – буйные отморозки, у всех «шило в заднице», и все составляют правящий класс. Этнос умирающий, наоборот, состоит из безвольных, ходячих мертвецов, и никакая власть этих зомби в граждан не превратит. Рим начинался со слов: «За Родину умереть сладко и почетно», а кончился поговоркой: «Пусть консулы думают о спасении Рима».

Таким образом, в историческом промежутке между этими высказываниями образуется широкое поле для социальных экспериментов.

Вот греки и решили активировать у населения его волю, а там, где не получается, приложить волю внешнюю, ну, и обеспечить необходимые квалификацию и информацию.

Проще всего решался вопрос с доступностью информации. Все большие и малые вопросы решались на городской площади, которая, как раз, вмещала всех граждан. Именно поэтому тамошние философы считали, что численность граждан в государстве не может превышать 10 000, так как большее число не собрать в одном месте (разумеется, рабы, иностранцы, женщины и дети не в счет). Собственно, эти мыслители описывали историческую реальность: Древняя Греция состояла из самостоятельных городов-государств. И, в нашем случае, речь идет об Афинах.

С повышением квалификации все обстояло сложнее. Пришлось всех учить, учить и учить, причем не пахать, сеять и горшки обжигать, а управлять обществом. Наплодили кучу государственных должностей и всех граждан заставили по очереди их занимать. Духовный аспект образования тоже не был забыт. Поскольку тогда из всех искусств важнейшим был театр, то народ туда и загоняли.

Да и с волей как-то получилось. Людей совсем уж без воли не бывает. Просто большинство старается всеми силами свалить на кого-нибудь свою свободу и ответственность. Но при Солоне эти «штучки» не проходили. Реформы всячески препятствовали перекладыванию своей ответственности на других. Например, в суде были запрещены адвокаты, и каждый должен был защищать себя сам. Конечно, некоторые ловчили: нанимали сочинителей речей, учили наизусть и потом выступали в суде, но это все же лучше, чем оставаться безвольным балбесом при ловком адвокате.

Разумеется, все были против реформ и всячески пытались увильнуть. Но государство для того и существует, что бы силой реализовывать волю правящего класса. Кто не хотел – заставили, а бедным платили за исполнение государственной службы, даже на театр деньги давали.

Вот такой способ управления и воспитания назвали демократией. Разумеется, она возможна не всегда, а только на определенном «возрасте» этноса, и так же при наличии железной воли и определенного ума у правящего класса. Стоит демократия недешево, хлопот с нею много, зато можно получить из населения что-то вроде граждан. Конечно, бывают издержки: эти псевдо-граждане, например, изгнали политика Аристида по прозвищу «Справедливый», причем, безо всякого суда, просто не понравился. В изгнании умерли философы Анаксагор и Протагор. Самый известный скульптор тех времен Фидий умер в тюрьме, а Сократа приговорили к смерти потому, что на молодежь, якобы, дурно влиял. Но тут уж ничего не поделать – за все надо платить.

Однако, вернемся в наше время и посмотрим на мировой экономический кризис. Причина которого, по мнению экспертов, в непомерном потреблении за счет непомерного кредитования. Как образно, но неполиткорректно сказал один экономист: «Не надо было давать кредиты неграм».

Вместе с тем, я слышу полные оптимизма заявления глав ведущих государств: «Уровень потребления и кредитования, к счастью, начинает восстанавливаться». Они, наверное, экспертов не читают, поэтому каждый на своем месте хорошо делает свое дело. То есть машина покатилась в пропасть, но в самом начале водитель умелым маневром избежал столкновения с деревом и, набирая скорость, благополучно продолжил движение к обрыву.

Абсолютное большинство теоретиков видят причину любых кризисов в том, что мерзавцы и негодяи кидают лохов. Это конечно так, но нет ответа на вопрос: «Почему это случилось именно сейчас, а не сто лет назад, ведь мерзавцы и лохи были всегда?» Однако если присмотреться, люди меняются. Воины, основавшие Рим были весьма бесхитростны, поэтому любой предприимчивый мерзавец с помощью напёрстков или лотереи мог легко выиграть всё их оружие и припасы, вот только вряд ли унес бы выигрыш . Простые ребята-римские воины весело утопили бы любого комбинатора в реке Тибр, и дело с концом. То есть: сегодняшние лохи не только наивны, но и на редкость беспомощны, поэтому власть их всячески ограждает и защищает, а поскольку беспомощность – явление прогрессирующее, а охраняющие законы постоянно устаревают, мерзавцы этим и пользуются. Кроме того, надо помнить, если один аграрный банк разорит одного фермера, ничего страшного не случится. Землю продадут на торгах, банк обогатится, а бывший фермер станет батраком. Но вот, если разорить всех фермеров, то землю покупать будет некому, банк, получив неликвидные активы, обанкротится. Фермеры – лохи станут не батраками, а бомжами, но задолго до того они купят на кредитные деньги элитные семена, породистый племенной скот, новейшую сельхозтехнику; и тем самым разорят в конкурентной борьбе тех, кто «не подсел на иглу кредитования». Это происходит со всеми от индивидуальных предпринимателей до целых стран. Поэтому кризис и называется глобальным.

Выход очевидный – вернуть собственность бывшим владельцам, без какой-либо компенсации кредиторам, привести законодательство в соответствие с прогрессирующей безответственностью и беспомощностью населения, ограждая и запрещая (это относится ко всем хозяйствующим субъектам, включая Центробанки), затем кропотливо обучая и воспитывая, попытаться хотя бы затормозить процесс угасания цивилизации.

Вопрос в том, кто всё это будет делать?

Ну, например, по прогнозам конспирологов, активизируется планетарная власть (мировая закулиса, совет трёхсот, жидо-масоны или ещё кто) и реализует всё вышеизложенное.

Или выясняется, что никакой глобальной власти нет, и мир распадается на экономически изолированные части (в плане производства и сбыта), размер которых определяется наличием реальной силы (от хутора до объединённой Европы). Это уже как кому повезёт.

Немного фантастично, но очень хочется: у части населения планеты меняется энергетика, возникает новая раса, далее смотри труды мистиков и эзотериков. Кстати, большинство авторов видят центром глобальных преобразований Россию.

Однако, сегодня подавляющая часть публичных политиков ждёт, что все как-то само собой рассосется.

Как видим, ничто не ново под луной.

banner 240x200px

Популярное